ТРОПОСФЕРНАЯ РАДИОРЕЛЕЙНАЯ СТАНЦИЯ 4/104А

Воспоминания о "Каире"

Страница 1

Виктор Овдиенко

Освоение тропосферной связи.
Учеба и дорога

По преданию гражданских спецов, первые станции были введены еще в 1965году, но массовое включение началось после передачи станций военному ведомству. Началось все с подготовки военных специалистов, чтобы решить этот вопрос кардинально в июле 1967 года по спецнабору (В те времена призыв обычно происходил после 3сентября) были призваны выпускные группы техникумов, Ивановского индустриального, Ленинградского, Ростовского, Минского и другие радио и электротехнических учебных заведений. В Актюбинске расконсервировали помещения бывшего летного училища и на этой базе организовали учебку. Все службы находились в восстановительном состоянии, кормили ужасно плохо. Сержантов поставила Полтавская школа младших командиров, половина были обозленные хохлы и они вначале пытались править бал, но мы были сплочены по учебе, закалены в жесткой конкурентной борьбе за стипендию и с боем прорвались. В результате мы не сачковали, не отлынивали от учебы и нас не трогали. В классах не было ни наглядных пособий, ни преподавателей, ни техники. Поэтому первый наш призыв готовили ускоренным способом, две недели "курс молодого бойца"- присяга и ночью по тревоге на поезд и Москву. Вначале более месяца учились в МЭИСе, теорию читали разработчики системы Горизонт и преподаватели института. На тот момент было введено, для экспериментов и отработки настройки и эксплуатации две станции: одна под Москвой в городе Талдом, другая - в Вологде. Нам рассказывали, что была еще станция под Киевом и с ней были проведены сеансы связи на расстояние 900 км. Нас было два взвода, после теории один взвод был направлен в Вологду другой в Талдом, где мы в течение месяца учились практически, как настраивать параметрические усилители, менять клистроны и прочие тонкости волноводной техники. Жили при стройбате, кормили по сравнению с учебкой просто замечательно, особенно в Талдоме. Этот батальон участвовал в строительстве Останкинской телебашни и видимо заработки были у них достойные. А обеденный стол у них напрямую от этого зависел.

Было много свободного времени к нам приезжали родственники, любимые девушки. Один из наших даже сорвался в самоволку домой под Иваново и держал трое суток всех в напряжении, так как после трех дней он попадал под статью, да на нас бы это все сказалось сильно.

Вернулись в Актюбинск в начале декабря, и через неделю нас группами по 8-10 человек стали отправлять на Север. Добирались вначале поездом, а потом кто как.

У нас троих: Овдиенко В., Борисов Е. и Евсютин В. маршрут пролегал в Якутию в поселок Усть-Майя. Сопровождал нас какой-то лейтенант, который пропил наши командировочные и беспросыпно спал у себя в купе. Мы добывали пропитание как могли. Мне, например, сестра в Омске вынесла к поезду сумку с продуктами и блоком сигарет и мы на пару дней были спасены. Женя законтачил с проводницей и она варила нам картошку. Нам казалось, что вкусней той картошки мы не ели никогда. Поезд шел семь суток до станции Сковородино!!!. Затем самолетом до Якутска, где нам крупно повезло: встречал нас представитель ТРРЛ. Узнав, что мы двое суток на голодном пайке - накормил нас в столовой до отвала. Еще бросок самолетом - и мы на "Ясене".

Назад Следующая страница
Главная страница